12:10 

Фанфик: "We'll meet again" (NC-17, окончание)

Be the change you want to see in the world. (c)
Выкладываю все в один пост. Надеюсь, понравится;-)

С этой главы к фику прибавляется следующая цитата в эпиграф.
Месть, это — блюдо, которое лучше подавать холодным.
Старая клингонская поговорка

Возможно, вы даже вспомните, откуда эти слова.


Глава двеннадцатая

Париж, 1538-ой год. Поместье Ланфэн.

Марсель Ланфэн никогда, ни разу в жизни не обидел человека, не ударил животное, не сказал грубого слова. Он чурался всего того, что по его мнению было злом, а маленьким или большим — не важно. Марсель пару раз даже поссорился с собственным отцом, потому что отказывался идти с ним на охоту: нельзя убивать животных ради спорта, это не по-человечески. Молодого человека называли ангелом, не страшась Божьего гнева, ибо он таковым и был.
Когда юноше исполнилось семнадцать, на завидного жениха стали заглядываться все девушки Парижа. Белокурый, с пронзительно-зелеными глазами, незабываемой улыбкой, Марсель совершенно не обращал внимания на падающих к его ногам барышням.
Он питал нежные чувства к Кристине де Ланкре — одинокой вдове, дочери помещика. Женщина была на несколько лет старше юноши, но это не помешало им расписаться. Спустя четыре года после знакомства, Ланфэн отдал свое пылкое любвеобильное сердце этой женщине и почувствовал себя самым счастливым человеком на планете.
А потом над его счастьем нависло невидимое покрывало смерти. Когда Кристина стала угасать на глазах, Марсель не на шутку испугался. Неизвестная науке болезнь унесла из жизни эту здоровую, молодую женщину за каких-то полгода. Ланфэн постарел от охватившего его горя.
Год спустя, помещик женился вторично, опять же по большой любви. Люсиль Мартиньи была удивительно похожа на его Кристину. Добрая, покладистая, отзывчивая. Девушка поддержала вдовца в трудную минуту, когда все отвернулись от него. Ланфэну было наплевать, что девушка была из простой семьи: Люсиль стала для него тем самым утешением, которое он так жаждал получить, той единственной отдушиной для его горящего в огне скорби сердца.
А потом все закончилось, оборвалось, словно нить судьбы. Прямо как с Кристиной.
Англичанин Фицрой — зверь в человеческом обличии — ворвался в их безмятежную жизнь, погасил свет.
Впервые за свои 27 лет жизни, Марсель испытал такую ярость, что это безумие заволокло его разум, лишив остатков сострадания. В эту роковую ночь, Фицрой, сам того не зная, сотворил кровожадного монстра, не знающего пощады.
Ланфэн прижимал жену к груди, наблюдая за происходящими с ней изменениями, и мечтал только об одном: о мести.

************************************************************************************

- Есть изменения? - спросил Ланфэн подошедшего трактирщика.
Бовье склонился над женщиной.
- Думаю, у вас получилось. Я не врач, но посмотрите: ее кожа стала бледной, как ваша, а еще, - Жерар приподнял ее верхнюю губу, показывая на удлиннившиеся клыки, - взгляните!
Марсель мельком проверил зубы, удостоверившись, что пришло его время. В подтверждение об их мыслях, Люсиль распахнула голубые глаза и прошептала.
- Любовь моя, - она оскалилась, обнажая свои клыки, призывая Марселя к поцелую.
Помещик ответил на ее страстный призыв, и они припали друг к другу, слизывая друг у дгуга с губ кровь. Оторвавшись от новообретенной жены, Марсель обратился к стоящему в сторонке трактирщику.
- Спасибо тебе, Бовье, - Ланфэн подошел к ничего не подозревающему Жерару и загадочно улыбнулся. - Что бы я без тебя делал?
Вампир сжал его шею, так сильно, что мужчина стал задыхаться, царапая Марселя ногтями. Марсель откинул голову назад, выпуская клыки, наслаждаясь властью.
- Тише, - прошептал вампир, прокусывая его шею.
Жерар тихо вскрикнул, обмякнув на руках у Марселя. Оторвавшись от артерии, вампир прокусил свою руку, и горячая кровь закапала на пол, окрашивая ковер в алый цвет и растекаясь в замысловатые узоры.
- Я должен отомстить Фицрою, - проревел помещик, а ты мне поможешь, - вампир приложил ранку ко рту сопротивляющегося трактирщика...

****************************************************************************************

Наутро Париж облетело известие о пропаже помещика Марселя Ланфэна и его жены Люсиль. Так же стало известно, что неподалеку от их поместья, в деревушке Портвель было найдено три трупа. Все жертвы были обескровлены.


Продолжение следует...

Глава триннадцатая

Ванкувер. Пентхаус на Мэйн стрит. Наши дни.

Сжимая в руках очки, Генри судорожно перебирал в уме все возможные варианты ее местонахождения. В голове отчаянной каруселью вертелись различные мысли, не позволяя сосредоточиться на запахах и уликах. Куда он ее отвез? Что намерен сделать с ней? Что уже успел? Как не гнал Фицрой от себя тревожные образы, все равно картинка с лежащей на окровавленных простынях Вики нарисовалась в его голове так четко, так правдиво, что Генри содрогнулся. Из оцепенения его вывело неуверенное прикосновение Найта.
- Мистер Фицрой, - детектив обратился к нему, - вас к телефону.
Уже зная, чего ожидать, Генри сжал в руке трубку.
- Alors, Henry, tu as eu un bon sommeil?* - Qu'es-ce que tu veux, Marseille?** - Rien plus. J'ai déjà tes dames,*** - трубка усмехнулась, переходя на английский. - Анри, ты дважды просчитался. Теперь, я полагаю, ты знаешь, что будет дальше.
- Где мы встретимся? - сквозь зубы прошипел Фицрой, сжимая в кулаке очки Вики: по бледной коже потекла кровь.
Генри почувствовал слабую ноющую боль, которая отрезвила его. Наступило минутное молчание: Марсель сосредоточенно думал.
- Гм? Думаю, будет справедливо если мы встретимся в Торонто, на твоей бывшей квартире.
- Когда.
- Завтра, на закате, - Ланфэн отключился.

**************************

Когда человеком движет лишь жажда мести, он никогда не думает о последствиях, которые могут затронуть его же близких, возможно, его самого. Ненависть к врагу и жажда крови застилают глаза, блокируют разум, и позволяют чувствам, глупым, необоснованным эмоциям взять вверх. И тогда грани между дозволенным и непозволительным стираются.
Марсель искал своего мучителя так долго, что успел забыть о времени. О времени, когда они с Люсиль были счастливы, любимы. А теперь у них была только одна цель — найти англичанина Фицроя, причинить ему как можно больше боли и страданий. Но для этого Ланфэн должен был долго и терпеливо ждать. Ждать того момента, когда у одинокого вампира появится что-то или кто-то, кого он сможет у него отнять, выхватить из объятий, унизить, убить…
Однако англичанин предпочитал жить в сокрытии и никому не доверял своей страшной тайны, даже многочисленным любовницам. Веками Марсель скитался по Европе по следам Фицроя. Англичанин любил светские вечера и красивые города. Австрия, Италия, Швеция, Германия… Ланфэн шел за ним по пятам, при этом сохраняя дистанцию, чтобы вампир не почувствовал присутствия другого ему подобного существа.
В середине двадцатого века Фицрой обосновался в Канаде, в городе Торонто. Марсель наблюдал, как Фицрой очаровывает наивных девушек, соблазняет их, затем насыщается. И каждый раз отпускает по завершении трапезы. Почему он не отпусил их?!
Ланфэн злобно усмехнулся, заманивая избежавшую их с Люсиль участи девушку в смертельную ловушку своего дьвольского взора…
Прошло еще пятьдесят лет, но Фицрой по-прежнему жил жизнью отшельника, не доверяя никому, кроме себя самого.
Прошло почти пятьсот лет, и когда Марсель уже отчаялся найти нужное, неожиданно появилась она.

Продолжение следует…

* Alors, Henry, tu as eu un bon sommeil?– Ну как, Анри, хорошо поспал? (перевод с французского)

** Qu'es-ce que tu veux, Marseille?– Что ты хочешь, Марсель? (перевод с французского)

*** Rien plus. J'ai déjà tes dames – Больше ничего. Твои дамы уже у меня. (перевод


Глава четырнадцатая

Торонто. Полтора года назад.

Наблюдения за жизнью Фицроя практически ничего не давали, кроме пущей злости. Вампир жил в шикарных хоромах и кропал свои комиксы, был любим читателями, да и вообще, похоже, всем миром. Но больше всего Марселя возмущало, то что англичанин строил из себя праведника, нет, злодея на пути к искуплению. И никто не догадывался об его истинной сущности, которую посчастливилось наблюдать Марселю Ланфэну — помещику из Парижа — почти пятьсот лет назад.
Жизнь англичанина была относительно спокойной, что касалось его общения с себе подобными. Время от времени появлялись мелкие демоны, твари, с которыми Фицрой всегда расправлялся по-одинаковому. Всех существ, посягнувших на его территорию, ждала неминуемая смерть. Но тем не менее, жизнь англичанина, или скорее нежизнь, была насыщена многочисленными романами, не один из которых не затягивался более, чем на одну ночь. И это девушки бросали молодого талантливого карикатуриста, ссылаясь на скуку, или они думали, что сами. Фицрой же оказывался вечно брошенным, несчастным юношей, сразу же находившим утешение в объятии очередной жертвы. Quel ange!*
Когда на город обрушилась волна загадочных, необъяснимых с точки зрения науки убийств, Марсель с удовлетворенным видом наблюдал, как Фицрой нервничает, не осознавая, что подобное равнодушие может плохо отразиться на нем самом. А еще он недоумевал: если бы не стопроцентная уверенность в невиновности врага и себя самого, он бы сказал, что кровавые преступления — дело рук вампира.
Когда на поле возникла подслеповатая блондинка, а Фицрой сохранил ей жизнь и открылся, Марсель понял, что вытянул счастливый билет. Он издалека наблюдал, как демон ранил Фицроя, как эта женщина спасла ему жизнь, отдав свою кровь без минуты колебания, а в награду за свои усилия была помечена знаком дьявола. К счастью для всех, а в первую очередь для Фицроя, демон был вскоре побежден, а связь между вампиром и женщиной перешла на другой, более глубинный уровень.
В течении нескольких последующих месяцев, Ланфэн наблюдал, как квартет из вампира, полуслепой женщины-детектива, ее бывшего напарника и размалеванной девицы один за другим раскрывает все таинственные преступления славного города Торонто. Чего только им не пришлось повидать: мумии, демоны, эльфы и оборотни, призраки… Марсель тем временем следил за вяло развивающимися отношениями между вампиром Фицроем и детектовом Нельсон, потирая при этом руки от удовольствия. Скоро, совсем скоро он отомстит. Спустя почти пять сотен лет он наконец свершит свою страшную, кровавую месть!
А потом все вдруг закончилось. Марсель рвал и метал: Фицрой уехал из города, оставив подругу одну. Даже будучи злодеем в этой игре, Ланфэн искренне сочувствовал этой девушке, которую собирался в скором времени убить. Видя, как Виктория опускается все ниже и ниже, отдаваясь в жадные когти отчаяния, француз чувствовал в этой женщине родственную душу. Ее страдания, мучения из-за смерти напарника напомнили вампиру о Марселе Ланфэне, который рыдал у ложа умершей от неизвестной болезни жены. Казалось, палач был даже готов в какой-то мере разделить муки своей жертвы. А в голове проносилась одна мысль: Виктория Нельсон — ни в чем не повинная девушка — стала очередной жертвой обольстительного Фицроя, и теперь должна умереть ни за что. За это Ланфэн еще больше ненавидел англичанина.
Когда Бовье доложил ему, что Фицрой поселился в Ванкувере и по-прежнему выпускает свои книжонки, Марсель рассвирепел. От Жерара ему так же стало известно, что вампир не покидает своей квартиры без особого повода и живет в полном одиночестве, рисуя портреты Виктории и вздыхая по былому.
Значит он ошибался: Фицрой страдает, мучается, ну и правильно. Пришло время ударить посильнее. Именно тогда Марсель принял решение, которое, признаться, далось ему нелегко.
- Пора, - прошептал француз, стучась в дверь детективного агенства Виктории Нельсон.


Продолжение следует…

*Quel ange! — каков ангел! (перевод с французского



Глава пятнадцатая

Торонто. Квартира Генри. Наши дни.

Возвращаться сюда спустя полгода было немыслимо тяжело. Абсолютно все, даже белоснежные, словно только выкрашенные, стены вестибюля вызывали болезненные ощущения. А ведь если бы он не уехал тогда, не сбежал, как последний трус, от своих чувств, от страха быть отвергнутым, непонятым, все могло бы быть иначе, нет не могло — было бы. Тогда и Бэтти была бы жива, он бы смог защитить ее. А Вики... Одно упоминание ее имени заставило его сердце сжаться, эти два слога ее имени отдались где-то в глубине его души. Ви-ки...
За стойкой, уткнувшись в газету, сидел Грег. Парень по-видимому все еще занимал должность менеджера в этом пентхаусе. Увидев одного из бывших жильцов, Грег лучезарно улыбнулся.
- Мистер Фицрой, - парень был явно удивлен, - я рад вас видеть. Вы снова въезжаете?
Генри нервно сглотнул: их последняя запомнившаяся вампиру встреча состоялась в тот самый день, когда он встретил Вики. Вампир расслабил лицо, отдаваясь воспоминаниям: вот Вики втаскивает его — всего израненного, в рваной одежде, с потухшим взглядом — в здание. Грег испуганно смотрит на них, проводя взглядом до лифта...
- Спасибо, Грег, все нормально, - Фицрой попытался улыбнуться, но его измученное лицо и отяжелевшие губы исказились в гримасе боли.
Менеджер с ужасом наблюдал за бывшим жильцом, не зная, что делать.
- Я полагаю, моя квартира все еще пустует? - спросил вампир.
- Да, сэр, конечно.
- Я бы хотел подняться туда, Грег. Мне кажется, я забыл там несколько своих эскизов, - Фицрой смотрел ему прямо в глаза. Дар убеждения мгновенно сработал, и парень, словно завороженная удавом мышь, покорно протянул Генри ключи от его бывшей квартиры.
- Благодарю, - улыбка снова вышла вымученной, натянутой, но и этого было достаточно.
Очутившись в лифте, Фицрой впервые за много лет испытал нечто похожее на клаустрофобию. Стены, казалось, душили его, давили своей тяжестью. А потом появилось это странное, необъяснимое чувство: обычно спокойное сердцебиение участилось, отплясывая в груди замысловатый танец. Генри втянул носом воздух, чтобы успокоиться, однако это еще больше усилило его беспокойство. В здании, кроме него, присутствовало еще трое вампиров.

***************************************************

Офис Вики Нельсон. За несколько дней до этих событий. Торонто.

- Мистер Ланфэн, я постараюсь вам помочь. Сделаю все, что в моих силах, - как на автомате отбарабанила Вики свою “клиентскую” речь, внимательно разглядывая француза. - Но я не могу ничего гарантировать.
“Хорош”, - пронеслось в голове.
- Конечно, Мисс Нельсон, - он послал ей обворожительную улыбку, - и пожалуйста, зовите меня Марсель. Я еще слишком молод, чтобы меня звали по фамилии.
- Желание клиента — закон, - улыбнулась Вики, потирая переносицу. - Итак, моя такса — пятьсот долларов...
- Плюс расходы, - закончил за нее Марсель, выкладывая пачку денег.
- Откуда вы знаете? - удивилась Нельсон.
Ланфэн усмехнулся.
- Скажем так, у нас есть общий знакомый, который посоветовал мне вас.
- Вот как, - детектив нахмурилась, - и кто же это, интересно, делает мне такую рекламу?
- Увы, источник пожелал остаться анонимом, - пожал плечами француз.
Его зеленые, словно кошачьи глаза буквально прожигали ее насквозь. Марсель легонько прикоснулся к ее разуму, проверяя ее волю. Девушка была либо слаба, либо просто не хотела сопротивляться.
- Мисс Нельсон... Виктория, может поужинаем сегодня вечером?
- Вики, - машинально поправила девушка, - Виктория была английской королевой с избыточным весом.
- Она прекрасно смотрелась, поверьте, - подмигнул ей француз.
От этих слов Вики вся сжалась, чувствуя, как непрошенные слезы наворачиваются на глаза: Ланфэн повторил точно те же слова, которые ей когда-то сказал Генри.
“Забудь его, Нельсон. Генри здесь нет, зато этот горячий француз приглашает тебя на ужин. Смирись, он не вернется!”
- Так как? - прервал ее размышления Марсель.
- Сегодня. В десять вечера, - Нельсон улыбнулась.
- Хорошо, я заеду за вами, - Ланфэн еще раз ослепительно улыбнулся и вышел.
Сев в машину, он приказал водителю ехать в Йоркский университет. Ему предстояла встреча с профессором Сагара.

******************************************************************

Квартира Вики. Позднее вечером.

Чувствуя, что теряет голову, полностью растворяясь в этих глазах, Вики накинулась на своего клиента, как только за ними захлопнулась дверь. В этой поцелуй она вложила все свои чувства и эмоции, накопившиеся за эти злосчастных полгода: тоску, отчаяние, жалость к самой себе, желание. Совершенно не думая о последствиях, Нельсон потащила Марселя в постель, на ходу срывая с него одежду. В это время она думала лишь об одном: удовлетворить свою метущуюся в огне отчаяния душу.

*************************************************************************

Марсель почти жалел о своем решении. Эта беспомощная, находящаяся в его власти девушка была ни в чем не виновата. Зачем ее убивать? Француз пытался скрыть от самого себя, что за один вечер успел привязаться к ней. Ланфэн смотрел на лежащую на простынях девушку, колеблясь. Внезапно, Вики тихо позвала.
- Генри…
Нет, этого он вынести не мог: она виновата, если любит это чудовище, если взывает к нему. А даже если и нет… Разве Люсиль была в чем-то виновата? Конечно, нет, но это не помешало Фицрою, - Марсель сжал кулаки так сильно, что побелели костяшки пальцев.
Он незаметно выпустил клыки, склонился над ней, жадно впиваясь в бедро. Девушка вскрикнула, но Марсель тут же прикрыл ее рот ладонью, наслаждаясь бегущей по ее венам жизнью. Он убрал руку спустя минуту, когда девушка потеряла сознание…

Продолжение следует…

Глава шестнадцатая

Торонто. Квартира Генри. Наши дни.

Казалось, лифт поднимался целую вечность. Каждая секунда, которая приближала к неизбежной развязке, тяжелым камнем нависала над ним, направляя мысли Генри в нужное русло.
Три вампира на одной территории. Это невозможно, абсурдно. Они бы давно перегрызли друд другу глотки. Ему это показалось, померещилось. Бред какой-то!
Когда двери наконец раздвинулись на последнем этаже, Генри вылетел в коридор, стряхивая с себя чувство нарастающей паники: внезапное ощущение, что сейчас произойдет нечто очень плохое, нет — ужасное, расползлось по всему телу, вызвав дрожь в коленях.
Вампир не ошибся: дверь его бывшей квартиры распахнулась, и возникший в проеме Марсель жестом пригласил его внутрь. Фицрой тотчас повиновался, хотя прекрасно понимал, что это — ловушка, которая захлопнется, как только он переступит порог. Да, скорее всего он умрет, но жить без нее — страшнее даже самой мучительной смерти. Однажды он чуть не потерял ее, второй раз он этого не допустит.
Генри молча ступил в просторную гостиную, и дверь за ним захлопнулась.

**********************************************

Торонто. Квартира Генри. Час назад.

Она с трудом разлепила глаза. Перед замутненным взором поплыли очертания смутно знакомой комнаты. Даже без очков — она сразу поняла, что очков на носу нет — Вики потребовалась лишь минута, чтобы понять: это была спальня Генри. Девушка лежала на его кровати. Помотав разламывающейся от боли головой, Нельсон села на постели.
- Вики, - донеслось откуда-то сбоку, и через минуту испуганное лицо Корин возникло перед глазами.
- Вики, - повторила девушка, обнимая подругу, - ты в порядке?
- Думаю — да, - собственный голос показался ей каким-то другим, мертвым.
- Прости меня, Вики, - Корин заплакала, - я виновата.
- Спокойно. Ты не в чем не виновата, Корин.
- Тогда что мы здесь делаем? Из-за кого мы здесь оказались?
- Генри, - Вики тяжело вздохнула, пытаясь встать с кровати, но не смогла: ноги не держали ее.
Девушка изумилась.
- Генри?! Он здесь, в Торонто?
- Нет, но скоро будет, - Марсель вошел в спальню, широко улыбаясь в предвкушении близкого финала.
Вид этого человека — Ланфэн более не являлся человеком, но был им когда-то — вызвал мгновенную ответную реакцию. Вики вскочила с места, забыв про дрожь в коленях, головную боль и прочие неприятности.
- Чертов подонок! - она кинулась на Марселя с кулаками, прекрасно зная, что не успеет даже прикоснуться к нему. И оказалась права: вампир сжал ей горло, перекрыв доступ к столь необходимому воздуху. Вики стала задыхаться, слезы выступили на глаза, руки сжались в кулаки. Ланфэн оттолкнул ее на кровать и прорычал.
- Всему свое время, Виктория. Скоро, скоро игра начнется.
- Какая к черту игра? - Вики пыталась восстановить дыхание, при этом бросая на него уничтожающие взгляды.
Француз даже на секунду испугался. Но лишь на секунду.
- А вот это станет ясно, когда сюда доберется последний участник представления, - Ланфэн подмигнул девушкам и вышел, захлопнув за собой дверь.
“Генри”, - пронеслось в голове у обоих пленниц.

***********************************************************************

Генри стоял в своей гостиной, в окружении трех вампиров. Нет, ему не показалось. Они действительно были втроем, каким образом — одному дьяволу известно. Марсель почти не изменился с тех пор, разве что постарел на несколько лет. Eго белокурые волосы, в золотистом свечении которых отсутствовал какой-либо намек на седину, и зеленые, как у дикой африканской кошки глаза выдавали его за тридцатилетнего молодого мужчину. На деле же Марсель был ровесником Генри. Вторым вампиром оказалась Люсиль — жена Марселя, которую Генри, как ему казалось, убил много лет назад. Несмотря на золотые локоны и переливающиеся всеми красками безоблачного неба глаза, она чем-то напоминала Ричмонду Вампиру.* Ее холодный взгляд с презрением гулял по Фицрою, а рот расплылся в ядовитой улыбке. Третий же вампир оказался полной неожиданностью для Ричмонда. Мужчина средних лет из самой обычной семьи — трактирщик, который рассказал ему тогда — в далеком 1538-ом — о семье Ланфэн. Увидев, как от удивления у Генри на лице возникают один вопрос за другим, Марсель наконец заговорил.
- Ну что, Анри? - француз улыбался. - Вот мы и встретились. Я так долго ждал нашей встречи.
- Дай угадаю: почти пятьсот лет, - огрызнулся Ричмонд.
- Не дерзи мне, выродок! - взорвался помещик. - Ты не в том положении.
- Как это, черт побери, возможно? - потребовал ответа Генри, оглядываясь по сторонам: Вики в этой комнате не было. Она скорее всего была в спальне.
- Все просто. Ты напугал Жерара тогда, в трактире, и он решил проверить наш дом. Когда ты оставил меня там подыхать, Бовье пришел мне на помощь. И Люсиль была еще жива. Какое-то чудо спасло ее от смерти. А я ей подарил новую жизнь.
- А как же...? Инстинкт. Вы должны были давно....
- Расстаться? - подсказал Марсель, в его тоне послышалась издевка. - Ах, да, инстинкт. Борьба за владение одной территорией. Знаешь, Анри, когда жажда мести становится смыслом жизни, единственной возможной целью, то все инстинкты отходят на задний план. За пять сотен лет мы ни разу не покинули друг друга на период длиннее одного года. Именно тогда я упустил свой шанс отомстить тебе. Однако, это не помешало мне восполнить пробелы. Спроси профессора Сагару.
- Ах ты, - Генри кинулся было на Марселя, но был остановлен его двумя телохранителями. Побороть двух взрослых вампиров Ричмонд не мог. Отчаянно извиваясь в их цепких руках Генри наблюдал, как Марсель отодвигает ящик стола и достает оттуда нечто блестящее, озарившее комнату ярким светом. Ланфэн приблизился к изо всех сил сопротивляющемуся Ричмонду, довольно улыбаясь.
- Я подумал, что встреча со старым другом остудит твой пыл, Ваша Светлость, - француз приложил предмет к груди Фицроя и отошел на несколько шагов.
Генри вскрикнул от охватившей его внезапной боли, захрипел и стал оседать на пол, царапая ногтями стены. Это ощущение, это ужасное жжение в груди казалось смутно знакомым. Чувствуя, как силы полностью покидают его, Генри вспомнил маленькое золотое солнце. Иллюминасьон дель соль пленила его душу и тело вот уже во второй раз. Марсель с удовлетворенным видом прохаживался по комнате, наблюдая за терзаниями врага, получая немыслимое удовольствие от каждого несдержанного им стона.
- А теперь, когда все в сборе, - Ланфэн сделал знак Люсиль и Бовье, которые, повиновавшись, тут же исчезли за дверями спальни, - que le spectacle commence!**
Продолжение следует...

* Вампира — Майла Нурми (англ. Maila Nurmi, 21 декабря 1921 — 10 января 2008) — фино-американская актриса, воплотившая на экранах образ Вампиры. Культовый персонаж готической субкультуры. Наиболее известна по фильму Эда Вуда младшего “План девять из открытого космоса”, где актриса сыграла вампиршу.

** Que le spectacle commence! – Да начнется представление! (перевод с французского)

Глава семнадцатая

Торонто. Квартира Генри. Наши дни.

Боль распространилась по всему телу. Генри попытался поднять голову, но не смог: она вдруг стала весить целую тонну. Грудь жгло огнем, словно кто-то приложил к ней раскаленную кочергу, а на лбу выступили крупные капли пота. Мышцы напряглись, мелкая дрожь пробежала по всему телу. Чувствуя, как “солнце” прожигает его насквозь, уверенно прокладывая путь к его бессмертному сердцу, Генри закричал, не в силах больше контролировать рвущийся из груди всхлип. Его тело перестало подчиняться ему, руки безвольно повисли вдоль туловища, едва различимые соленые капли потекли по щекам.
Фицрой был абсолютно беспомощен. Краем глаза, на который сползла темная волнистая прядь, вампир увидел, как Люсиль и Бовье выводят кого-то из спальни. Он был настолько слаб, что способности ему не подчинялись, не позволяя различить вошедших ни по запаху, ни по какому-либо другому признаку. Пелена слез не позволяла ему ничего увидеть. Дрожащей рукой Генри откинул со лба волосы и утер слезы. Его глазам предстала ужасающая картина: У двери в спальню стоял Жерар: уверенным жестом он вытолкнул в комнату Корин. Ближе к Марселю встала чрезвычайно довольная Люсиль. Впереди нее стояла Вики: вампирша заломила ей за спину руки, не оставив возможности пошевельнуться. Корин, смирившись со своей участью, молча стояла, едва сдерживая слезы. Вики же, напротив, отчаянно сопротивлялась, вырывалась из рук Люсиль, вызывая у Ричмонда искреннее восхищение: даже находясь в цепких когтях превосходящего ее по всем параметрам противника, абсолютно беспомощная, без очков и дубинки, слабая и дезориентированная, девушка все равно боролась до последнего. Ее единственной целью было — причинить врагу как можно больше вреда перед смертью.
Марсель подошел к брыкающейся девушке, протягивая ей очки. Вики вырвала одну руку и водрузила их на переносицу. Мир тут же обрел относительно четкие границы, позволяя ей наконец осмотреться.
- Ты забыла их, когда, - Марсель погладил ее по лицу, чувствуя, как напряглось от этого прикосновения ее тело. Но лишь на секунду. Вики отчаянно боролась, пытаясь избавиться от власти, которую имел над ней француз... Когда Ланфэн понял, что она не намерена ему повиноваться, он улыбнулся.
- Нет, все таки ты сильная, Нельсон. Уважаю.
- Можешь засунуть это уважение в свою проклятую, мертвую, французскую задницу, - девушка плюнула ему в лицо, вызвав своим поступком гнев Люсиль. Вампирша размахнулась и полоснула ногтями девушку по груди, оставляя глубокие, тонкие порезы. На синей блузке проступили красные пятна, кровь закапала на пол, окрасив светлый ковер в алый цвет.
- Вики! - закричала Корин, вырываясь из рук своего тюремщика, но Жерар оттащил ее обратно.
- Люсиль! - краем сознания Генри уловил гневный вскрик француза. Ланфэн был недоволен.
Вики схватилась за грудь, чувствуя, как слабеет. Из горла вырвался едва слышный хрип.
- Ты будешь гореть в Аду, сукин сын. Я для тебя уже люкс присмотрела, - она сплюнула скопившуюся во рту кровь.
- Заткнись! - Люсиль ударила снова, на этот раз по лицу, оставив продолговатый порез на щеке, но Вики даже не шелохнулась. Ее не волновало выживет она или умрет.
Генри. Увидев вампира, валяющегося на полу, почти без сознания, девушка изменилась в лице. Фицрой поднял на нее мутный взгляд, в котором читались боль и страх. Его дрожащие губы прошептали.
- Вики…
Нельсон почувствовала, как ледяной ужас сковал сердце. Никакая физическая боль не могла так сильно задеть ее, как мучения Генри. Увиденное почти сломило ее дух, заставило поддаться отчаянию и смириться с уготованной им судьбой.
- Боже, Генри, - она рванулась вперед, но цепкие руки-клещи Люсиль держали ее слишком крепко.
- Что ты с ним сделал, проклятый ублюдок?! - ее голос почти сорвался на ор.
- О, это? - Марсель подошел к обессилевшему вампиру и поднял его за шиворот. Затем достал из кармана ключ и затянул амулет на груди потуже.
Генри тихо застонал, окончательно проваливаясь в забытие. Вики теперь заметила торчавшее из его груди “солнце” и поняла, что это — конец. Хуже просто быть не могло. Видеть, как у тебя на глазах умирает любимый — да, черт возьми, она любила его! — и быть абсолютно бессильной что-либо сделать. Когда мир улыбается в столь паганом ракурсе, остается смириться и умереть.
Вики не хотела умирать, более того, она намеревалась выжить. Ведь ей было ради чего жить, и она не собиралась отдаваться вот так просто, без боя. Нет, она не могла позволить себе сдаться. Жизни Генри и Корин зависели от того, сможет ли она побороть отчаяние.
Услышав очередной всхлип Фицроя, который пришел в себя, Виктория почувствовала, как неизведанная сила наполняет ее изнутри. Это могущество, движимое злостью, должно было изменить ход игры.
Стоя всего в нескольких шагах от вампира, девушка просчитывала в уме все возможные варианты, выискивая наиболее действенный, наименее кровавый. Что делать? При определенном везении она может поделиться с этой стервой парочкой полицейских приемов, сбить ее с ног, а потом... Сразу возникает вопрос: Если она промахнется, то будет ли у нее время нанести второй удар? Вопрос хотелось выкинуть из головы, утопить в мыслях, но как хороший коп, Нельсон должна была учесть все возможные варианты. Даже те, о которых думать не хотелось. Если она не успеет... Черт возьми, она должна! Во имя... Во имя любви и добродетели. Во имя Генри.

Продолжение следует...


Глава восемнадцатая

Торонто. Квартира Генри. Наши дни.

Время остановило свой бег, воздвигнув невидимые для людей барьеры застывшей в пространстве вечности. Целое здание словно оторвалось от общей массы, начав отдельное от всего существование. Именно здесь вершился суд, в котором отсутствовала его самая важная составляющая: объективность. О какой справедливости могла идти речь, если в качестве присяжных выступали сами пострадавшие, судьей был тот, чье сердце требовало мести, подсудимые были невиновны, а их приговор был вынесен заранее? Воистину, правосудие слепо.
Марсель Ланфэн был близок к своему триумфу. Спустя пять веков он был близок к своей цели, как никогда прежде. Однако, его карающую руку останавливала Виктория Нельсон. Будучи все же когда-то человеком, француз искренне восхищался этой храброй, упрямой девушкой, которая была готова пойти на все, чтобы защитить свою любовь. В глубине души Ланфэн завидовал Фицрою. Англичанин был монстром, гораздо хуже, чем Марсель, но даже после всего, что ей стало известно, в ее глазах по-прежнему читалась безграничная любовь к нему. Анри был любим, несмотря на все свои грехи, а таковых у пятисотлетнего вампира — английского герцога — было немало. Как можно любить чудовище, пусть даже и скрывающее свое истинное обличие под маской человечности? Он —есмь зло, убийца. А значит...
Нет, он не станет убивать Вики. Зачем? Хотя ее смерть доставит Анри немыслимую боль, которой он смог бы долго упиваться. Но француз не хотел признаваться самому себе и тем более своим соучастникам, а именно — жене, пусть и теперь бывшей, что смерть Виктории Нельсон огорчит его не меньше, чем “благородного” герцога. Нет, у него свои виды на Мисс Нельсон. Когда он отомстит Анри, он обратит девушку. Она станет достойной компаньонкой. Возможно, даже больше, чем на год. Учитывая ее силу воли.
Но прежде всего...
Марсель склонился над своим поверженным врагом, оттягивая его за волосы. Генри сцепил зубы, превозмогая боль.
- Ну что, Анри, поиграем в игру? Она будет называться “сделай свой выбор”.
Ричмонд поднял на него свои голубые глаза.
- Ты — жалкий трус, Ланфэн, - прохрипел Генри, тяжело дыша: каждое слово давалось ему с огромым трудом, каждый звук, исторгающийся из глотки причинял страшную боль. - Отпусти их, они ни в чем не виноваты! - Генри протянул к Марселю руки, но француз вовремя отошел.
- Заткнись! - крикнула Люсиль, стискивая руку Вики так сильно, что ее острые коготки впились в ее нежную кожу.
Генри, даже находясь в таком состоянии, понимал, что вампирша отчаянно ревнует.
- Разве я сделала что-то плохое? Разве я была виновата?! - Люсиль брызгала слюной, полная гнева.
- Lucille, ça suffit,!* - Марсель определенно нервничал, и Фицрой знал, догадывался — почему.
- Почему, Марсель? Я хочу, чтобы он признался, покаился в своих грязных грехах!
- Хорошо, я признаюсь, - Генри прокашлялся, - я, я не хотел...
- Довольно! - Марсель подошел к Люсиль и прошептал ей на ухо что-то на французском. Лицо вампирши исказилось, выказывая недовольство, но она кивнула таки в ответ. Ланфэн вернулся к лежащему на полу Генри, прижал Ричмонда к стене, поднес к его груди ключ, повернул…
Когда боль начала отступать, Фицрой про себя усмехнулся. Нет, ему показалось, просто он привык к этой боли, поэтому больше не чувствует ее, совсем. А может, - Генри поднял глаза на ухмыляющегося Марселя.
- С тебя достаточно, Анри. Я ослабил действие амулета, чтобы мы могли поиграть. А теперь слушай меня: я буду столь добрым, что позволю сделать тебе выбор, - француз сделал знак своим соучастникам: Бовье прижал к себе Корин, откидывая свободной рукой волосы с ее шеи. Девушка тихонько всхлипнула, поняв, что ее ждет. То же самое проделала с сопротивляющейся Вики Люсиль. Затем оба вампира обнажили клыки, готовые впиться в нежную кожу своих жертв по приказу Марселя.
Он понял. Ричмонд рванулся в сторону пленниц, но Ланфэн был гораздо сильнее его. Пригвоздив Генри к стене с такой силой, что сверху посыпался щебень, он прошипел.
- Сделаешь шаг, и я тебя убью, клянусь! А потом отправлю их вслед за тобой. Будешь слушать меня, делать все, как я скажу. Ты волен сделать свой выбор. Спасти можешь только одну из них: Вики или эту бедную девушку, кажется ее зовут Корин. Так кого же ты выберешь, Анри? Свою большую любовь, или же эту не в чем не виноватую бедняжку, которая так сильно любит тебя? Буду великодушен и дам тебе пять минут на размышления.
Генри поднялся на ноги, все еще слишком слабый, и хотя боль окончательно отступила, новая волна мучений захлестнула его. Он смотрел на решительные лица палачей и понимал, что действительно не успеет спасти обоих. Он должен сделать выбор, совершить это страшное злодеяние. Он знал, что это неправильно — руководствоваться сердцем — пусть даже и не совсем человеческим — а не совестью. Но Вики... Разве он мог что-либо сделать? Перед глазами возникла устрашающая картинка: Вики на алых от собственной крови простынях, смотрящая в потолок.
Нет.
Корин тихо плакала, понимая, что обречена.
“Боже, прости меня, прости”, - Ричмонд упал на колени, чувствуя свое бессилие...
За минуту до того, как Генри принял свое решение, и как не совестно, почти без колебаний, все вдруг разом изменилось...

Продолжение следует...

Lucille, ça suffit,!* — Люсиль, достаточно! (перевод с французского)


Глава девятнадцатая

А вот и цитата. В ней вся суть моего фика.

Если б я сказала вам, что люблю вампира, так сильно, так отчаянно… Если б я сказала вам, что готова пойти на все, ради него… Если б я сказала, вы бы не поняли: оно сильнее разума.(c.)

Торонто. Квартира Вики Нельсон. Год назад.

- Ты когда-нибудь научишься стучаться? - недовольно поинтересовалась Вики.
- Я предпочитаю открытое окно, а не захлопнутую перед носом дверь, - Генри ослепительно улыбнулся, материлизовавшись в ее гостиной.
- Ты опоздал, - проворчала девушка, снимая очки.
- Задержался за ужином, - оправдался вампир, скидывая дорогое кашемировое пальто и усаживаясь на диван
- Ладно, Генри. Перейдем к делу.
- Как скажешь, - его губы расплылись в обезоруживающей улыбке.
Вики начала мерить шагами комнату, переодически почесывая переносицу.
- Итак, наша клиентка - двадцатипятилетняя Анна Фрирз утверждает, что ее муж... Генри, ты меня слушаешь? - в ее голосе явно прозвучал упрек.
- Конечно, - взгляд Фицроя приковался к тонкой книжке, лежащей на рабочем столе Виктории.
Взяв ее в руки, Ричмонд повертел брошюрой перед ее глазами.
- Что это?
- Мм, вроде азбуки Морзе. Список самых распространенных жестов, применяемых полицией во время совместной работы.
- Гм? Звучит заманчиво, - Генри полистал книжку, разглядывая иллюстрации, - покажешь?
- У нас есть работа, - возразила девушка, хмурясь.
- Совсем немного. С меня причитается, - и снова это обаяние, которому совершенно невозможно противостоять.
- Ладно, - Вики села на диван рядом с Фицроем, нагло положила ноги ему на колени, - ты сам сказал. С тебя массаж.
- С удовольствием, - вампир одарил ее дразнящей улыбкой…
Она уже почти час показывала ему разнообразные жесты и приемы, особенно те, которые ей самой пришлось не раз употреблять по службе. Напряжение и усталость в ногах — да и не только там, чего уж греха таить? — потихоньку сошли на "нет", благодаря умению Фицроя.
“Ну еще бы”, - подумала она, - “почти пятьсот лет практики. Было время отточить мастерство”.
- Черт, Генри, ты не думал открыть массажный салон? - девушка довольно потянулась, наслаждаясь процессом.


************************************************************************

Торонто. Квартира Генри. Наши дни.

Решение созрело буквально за несколько секунд. “Только бы сработало”, - взмолилась про себя девушка.
- Я могу освободить одну руку? - ее голос превратился в сиплый хрип: сказывались ранения, которые ей нанесла Люсиль. - Мне, - она старалась говорить громче, чтобы привлечь внимание Генри, - мне надо поправить очки.
- Зачем? Все равно через минуту сдохнешь! - выплюнула Люсиль ей в лицо: слюна вампирши была сродни кислоте, разъедающей нежную кожу.
Вики поморщилась.
- Люсиль! - Марсель подошел к ним, не обращая внимния на стоящего на коленях Фицроя. - Если все так, как ты говоришь, тогда она тем более имеет право на последнее желание. Отпусти ее, пусть поправит очки.
- Конечно, - Люсиль нехотя выпустила ее из своих цепких когтей, и Вики почувствовала небывалое облегчение: наверное, нечто подобное испытывает заключенный, когда с него снимают наручники.
А теперь, надо действовать. Только бы Генри понял.
Вики поднесла руки к лицу, поправляя очки. Незаметно для остальных она сложила пальцы в замысловатую конструкцию и посмотрела в сторону Фицроя: Генри сидел на ковре, уткнувшись взглядом в пол.
“Генри, смотри на меня, черт побери!”

******************************************

Ричмонд уже готовился броситься на Люсиль, как вдруг уловил странное поведение Нельсон. Но сначала ее голос... Она сказала нечто, что для них двоих имело особое значение. А потом он заметил ее пальцы и настойчивый, говорящий взгляд.
Воспоминания тучей пронеслись в голове, остановив его внимание на “массажном” вечере. Вики отчаянно жестикулировала и давала знаки глазами — он прекрасно понимал это. Проблема заключалась в том, что он не мог вспомнить, что именно означал этот жест.
- Смотри, - Вики улыбнулась, полностью расслабляясь, - вот это, - она сплела два пальца вместе, затем сделала ими вращательное движение в воздухе, - “опасность”. Для усиления эффекта можно еще пострелять глазами или наморщить лоб. По договоренности с напарником. Можно еще произнести кодовое слово, которое для него и тебя имеет особое значение.
- Интересно, - Генри прекратил вращательные движения пальцами, выпуская ее ноги из рук, - а какие другие жесты можешь мне показать?
- Ну, например “порядок” или “все хорошo”, - ответила Вики, подтягивая к себя отдохнувшие, прошедшие терапию ноги.
- Это все знают, - усмехнулся Фицрой, показывая всем известный жест с большим пальцем.
Девушка покачала головой, улыбаясь.
- Нет, Генри. Эти жесты известны каждому. Какой смысл тогда ими пользоваться, если противник с уверенностью на почти сто процентов знает их? “Порядок” выглядит вот так, - она показала ему очередную закорючку.
- Вики, мы ведь напарники? - спросил Генри, подавшись к ней всем телом, заставив девушку вздрогнуть.
- Да, конечно, - пробормотала она, пряча взгляд.
- Может, нам взять кодовое слово? - предложил Фицрой, продолжая завораживать ее.
- Не обязательно слово, это может быть действие, - поправила его Вики, радуясь, что теперь сможет отвлечь его. - Например, - она потянулась за очками, одела их, - это — кодовая команда. Я одела, ну или поправила очки, это — сигнал...
- Твое время вышло, Анри, - голос Марселя прорвался сквозь временные толщи, прогоняя эти счастливые воспоминания.

********************************************************************

““Порядок”, она имеет в виду “порядок”, но что именно она хочет этим сказать?”, - Генри проследил за ее взглядом, указывающим в сторону Корин.
“Вот оно что. Она хочет, чтобы я выбрал Корин. Я не могу. Не могу! Но она ведь не просто так это затеяла. План. У нее есть план. Я должен ей довериться. Боже милосердный, надеюсь, я все правильно делаю?”

****************************************************************************************

Генри метнулся в сторону Жерара, вызвав у всех, включая Корин, подлинное изумление. За секунду, воспользовавшись всеобщим замешательством, Вики локтем ударила Люсиль в грудь, затем швырнула дезориентированную вампиршу через всю комнату. Тем времнем Генри, на глазах у изумленного Марселя, проломил Жерару череп, подхватывая падающую Корин. Девушка потеряла сознание, повисая на руках у вампира.
- Корин, - Фицрой похлопал ее по щекам, - Корин!
Она распахнула глаза и пролептала.
- Я в порядке.
- Неееет! - крик Ланфэна разнесся по всему зданию, наверняка потревожив других жильцов, - ты не можешь, я не позволю!
Видеть, как за одно мгновение вдруг все рушиться и не иметь возможности что-либо сделать. Нет, он мог сделать. Мог убить.
Марсель схватил с подставки меч и двинулся на Генри.
- Ты должен умереть! Пусть так твоя смерть будет мгновенной, но я хоть от души порадуюсь, - француз был уже совсем близко.
Понимая, что этого удара ему не избежать, Генри оттолкнул от себя Корин, готовясь защищаться. У стены поднялась на ноги Люсиль, сгорая от желания убить. Вики стояла в нескольких шагах от Генри и видела нависшее над ним острие меча.
“Боже, только бы успеть”, - промелькнуло в голове.
- Генри! - она рванулась вперед, чуть не споткнувшись об валяющиеся на полу останки Жерара.
В ту самую секунду, когда Марсель занес над Фицроем меч, Вики вклинилась между любимым и его смертью, принимая удар на себя. Раздался неприяный звук: сталь прошла сквозь податливую человеческую плоть и вышла с другой стороны.

Продолжение следует...


Глава двадцатая

Торонто. Квартира Генри. Наши дни.

Острая боль пронзила грудную клетку, распространяясь по всему телу. Девушка всхлипнула, морщясь от неприятных ощущений. Мышцы напряглись до предела, словно пытаясь вытеснить лезвие из ее тяжело вздымающейся груди. Сначала Вики почувствовала адский жар, сжирающий ее плоть, но потом огонь медленно, плавно перетек в леденящий душу холод. Он сковал ее легкие, не позволяя сделать столь необходимый вдох. Глаза широко раскрылись, по щеке потекла одинокая слеза. Вики с огромным трудом опустила голову, рассматривая выпирающий из груди меч. Уверенным движением, как ее учили в академии, она схватилась за рукоять и резко дернула. Сталь плавно выскользнула: боль усилилась, кровь заполнила ее легкие. Девушка отбросила клинок с кровавыми разводами, и меч со звоном ударился об пол. Позади послышался зловещий хохот Люсиль. Захлебываясь от наполнившей ее изнутри крови, придерживая рукой открытую рану, Вики попыталась сделать шаг вперед к Генри. Вампир неподвижно стоял, застыв от ужаса. Все это заняло не более минуты, но девушке показалось, что прошло несколько часов. Силы окончательно покинули ее, Вики пошатнулась, падая. Прежде чем ее тело соприкоснулось с землей, Генри подхватил ее, заключая в свои холодные объятия. Зеленые глаза Нельсон наполнились слезами, заставив его сердце сжаться от боли. Тонкая струйка крови скатилась из уголка ее дрожащих губ. Вики подняла на вампира мутные глаза, ее окровавленная рука потянулась к его лицу и погладила по бледной щеке. Генри в ответ легким движением руки смазал кровавую дорожку с ее губ, пытаясь сдержать рвущиеся наружу слезы. Вики еле заметно улыбнулась, борясь с желанием закричать. Ее губы разошлись в стороны, и девушка прошептала.
- Я люблю тебя...

*****************************************************************************************

Он не хотел поверить в произошедшее. Как он мог допустить это?
Вики потеряла сознание. Генри, сцепив челюсти, бережно уложил ее на диван, поворачиваясь к Марселю. Француз был в шоке. Его глаза выкатились, дрожащие губы шептали “mon Dieu”.
- Я, я не хотел, - бормотал Ланфэн пятясь назад к стене. - Она мне нравилась. Я, я любил ее, - вырвалось у него.
Глаза Генри почернели и сузились от гнева.
- Не смей так говорить.
Из глубин его души поднялась настоящая, неконтролируемая жажда мести, вступившая в борьбу с совестью. Гнев и скорбь победили добродетель: Ричмонд отшвырнул в сторону труп Бовье и продолжал надвигаться на Ланфэна.
- Мне жаль, - пролепетал Марсель, содрогаясь от ужаса. - Я не хотел. Это все ты виноват. Удар предназначался тебе. Будь ты проклят, монстр! - француз уперся спиной в стену: тупик.
Генри остановился в шаге от врага: его глаза метали молнии. Люсиль, воспользовавшись замешательством Фицроя, выскользнула в коридор и побежала к лифту. Ей больше нечего было здесь делать. Ричмонд оскалился, обнажая клыки. Резко выбросив вперед руку, Генри сжал врагу горло. Хриплым, нечеловеческим голосом он прошипел.
- Ты прав: я может и монстр. Но знаешь в чем наша с тобой разница? - он надавил сильнее. - В отличии от тебя, я монстр, которого любят, - это слово словно предавало ему сил. - Эта девушка, - он указал на лежащую на диване Вики, - готова положить жизнь за меня, что она практически и сделала. Тебе никогда, слышишь, никогда не удасться познать истинную любовь и жертвы, на которые люди идут ради нее. Вики любит меня, а тебе никогда не дано испытать этого чувства, потому что твоя жена сбежала от тебя, бросив на растерзание мне. В отличии от Вики, ей безразлично, выживешь ты или сдохнешь. Ей наплевать на тебя. Я просто хотел, чтобы ты понял это, прежде чем убить тебя, - Фицрой сжал горло Марселя так сильно, что голова француза, отделившись от тела, покатилась по полу. Через секунду бездыханное тело Марселя Ланфэна рухнуло на ковер. Генри сбросил с себя звериное обличие, присел, подбирая с пола ключ. Сдернув с себя амулет, он подошел к Вики, рядом с которой сидела перепуганная Корин.
- Мы уходим, - подхватив девушку на руки, Фицрой покинул здание.
Корин вышла вслед за ним.

***************************************************************************************

Она проснулась с большим трудом. Солнечный свет тут же проник в незащищенные очками глаза, заставив ее поморщиться. Вики попыталась встать, но не смогла.
- Вики, - издалека донесся голос Корин, который становился все громче, - слава Богу, - ее сильные руки сжали Викторию.
- Вот, возьми, - Корин протянула ей что-то, что при ближайшем рассмотрении оказалось очками. Вики дрожащей рукой надвинула их на переносицу и осмотрелась вокруг: это была больничная палата, а сама Нельсон лежала на больничной койке, окруженной с двух сторон перилами. Девушка осмотрела себя: из рук торчали различные иглы, рядом, словно вешалки, стояли бесчисленные капельницы. Грудь перетягивал толстый слой бинтов. Только сейчас Виктория вспомнила, как вытаскивала из себя меч, и инстинктивно схватилась за грудь.
- Что случилось? - потребовала она ответа у Корин.
- Тебе крупно повезло, - подруга вздохнула, - ни один жизненно важный орган не был задет. Это просто чудо, - Корин не сдержалась, пустив слезу.
- Что с Генри? - говорить было нелегко, но Вики проигнорировала это неудобство.
- Он отсыпается. Как только солнце сядет, он придет.
- Марсель? - Вики поморщилась.
- Мертв. Генри убил его, но Люсиль удалось бежать.
- Ну что ж, одной садистичной стервой больше на улицах нашего города, - съязвила Нельсон.
- Ты действительно вернулась, - Корин обняла подругу еще крепче. - Сейчас позову врача.
- Зачем? - запротестовала Виктория.
- Вики, ты впервые за три дня пришла в себя, - Корин скрылась за дверью.
Нельсон, продолжая возмущаться, потянулась к подставке за бутылочкой воды, и тут ее внимание привлекла валявшаяся на столике газета.
На самой первой странице горела зловещая надпись.
В ГОРОДЕ РАЗГУЛИВАЕТ ЗВЕРЬ. ДВОЙНОЕ УБИЙСТВО В ОДНОМ ИЗ ПЕНТХАУСОВ ТОРОНТО.

***********************************************************************************************

Когда в комнату влетел легкий ветерок, Вики резко села в постели, морщясь от резкой боли. ранение давало о себе знать.
- Я просто хотел убедиться, что с тобой все в порядке, - лицо Генри выплыло из темноты, заставив ее вздрогнуть.
- Генри…
- Спасибо тебе, - он был печален и серьезен. - Ты спасла мне жизнь. Но о чем ты думала? Твой посупок был глуп, ты могла погибнуть!
- Я так понимаю, это твоя благодарность? - взорвалась девушка.
- Пойми, я ценю твою… просто, я мог потерять тебя, - слезы заполнили его грустные глаза.
- Генри, все позади. Мы победили. Давай не будем думать о том, как плохо могло это закончиться. Поговорим о более важных вещах, - она нервно сглотнула.
Фицрой слабо улыбнулся, подходя ближе. Внешней стороной ладони он легонько коснулся ее лица и прошептал.
- Поговорим, когда ты поправишься.
Не успела девушка возразить, как его темный силуэт растворился в темноте.

Продолжение следует…


Эпилог


She's taking her time,
Мaking up the reasons.
To justify all the hurt inside.
Guess she knows from the smiles
And the look in their eyes
Everyone's got a theory about the bitter one.

They're saying
Mama never loved her much
And daddy never keeps in touch
That's why she shies away from human affection.
But somewhere in a private place
She packs her bags for outer space
And now she's waiting for the right kind of pilot
To come (and she'll say to him)
She's saying
I would fly you to the moon and back
If you'll be if you'll be my baby
Got a ticket for a world where we belong
So would you be my baby.


(Savage Garden — To the moon and back)


Квартира Вики Нельсон. Неделю с небольшим спустя

Она провела в больнице целых две недели. После многочисленных осмотров, ее лечащий врач пришел к заключению, что ее можно выписать, правда взяв с больной обещание, что она будет придерживаться, как он выразился, “не опасного для здоровья” графика. Вики согласно кивнула, мечтая наконец покинуть это слишком чистое, по ее мнению, место. Бинты сняли, но не успела она обрадоваться, как очередная повязка перетянула ее грудь. Медсестра объяснила, что ей придется ездить в больницу на превязки. Нельсон поморщилась от подобной перспективы.
Квартира встретила ее ужасающим воображение беспорядком: еще бы, она отсутствовала почти месяц. Девушка захлопнула дверь, возмущаясь про себя.
“Ну вот, только что вернулась с того света, и что меня ждет? Уборка. Черт!”
Весь день был потрачен на восстановление былого порядка. Несмотря на робкие протесты Корин, что она еще слишком слаба, чтобы носиться по всему дому, как оголтелая, Вики бросала на нее яростные взгляды: она справится, всегда справлялась. Не объяснять же Корин, что заваливая себя физическим трудом, она пытается заглушить свой страх перед встречей с Генри. А он придет, она в этом не сомневалась.

**************************************************************************************

Проводив сопротивляющуюся Корин домой, Вики взвалилась на диван с бокалом вина, чувствуя небывалую усталость. Рана ныла и чесалась. Нельсон понадобилось приложить немало усилий, чтобы не расцарапать грудь и не содрать осточертевшие бинты.
Когда фужер был опустошен, Вики откинулась на подушку, прикрывая сонные глаза...
Легкое дуновение ветра заставило ее проснуться и резко сесть, хватаясь за лежащие на столе очки. Он был здесь, и как всегда безукоризненно выглядел. На лице — не следа от былых пыток.
- И все же тебе надо научиться ходить через дверь, - она пыталась скрыть свою радость за очередной остротой.
- Зачем губить романтику банальностями? - вампир одарил ее дивной улыбкой, подсаживаясь на диван к ней. От этого Вики вжалась в подушку, сжимая в руках плед.
“Ну что ты делаешь со мной?”
- Вики, полагаю нам надо поговорить, - его голос опустился до еле слышного шепота.
- Определенно, - подтвердила она, нервно сглатывая.
- Я не знаю с чего начать, - Фицрой был в замешательстве, или ей это показалось? - Вики, я сожалею. Все это… Мои личные проблемы не должны были тебя затронуть, - он отвернулся от нее, чтобы скрыть ужас в глазах. Окровавленные простыни по-прежнему мелькали перед глазами.
Девушка развернула его к себе лицом.
- Генри, я не виню тебя. Ты был молод, вспыльчив, и хотя вся эта вампирщина — не мой конек, я понимаю тебя, или хотя бы пытаюсь понять. Но все это в прошлом, ты другой теперь. Я знаю. Но не это важно, - она замолчала, пытаясь найти нужные слова.
- Зачем ты это сделала? - столь прямой вопрос смутил ее еще сильнее, - Почему? Вики? Генри смотрел ей прямо в глаза, - Ответь мне! - он взял ее за запястья, легонько поглаживая их, прислушиваясь к клокотанию крови под ее кожей. Этот звук успокаивал Фицроя.
Она нахмурилась, отводя взгляд куда-то в сторону.
- Я не должен был приходить. Прости меня, - он встал с дивана.
“Он же уйдет, сделай что-нибудь!”
- Генри, неужели ты не понимаешь? Ты просишь прощения за то, что втянул меня в свои личные проблемы, но не понимаешь, что эти самые проблемы перестали быть только твоими с тех пор, как мы… познакомились. Марсель видел это и использовал меня в своих целях.
- Что ты имеешь в виду? - он остановился в проходе. - Я задал тебе простой вопрос, требующий еще более простой и лаконичный ответ: почему ты это сделала? - одним резким движением он снова оказался прямо перед ней.
- Да потому что… потому что. Генри, черт, не заставляй меня говорить это, - взмолилась девушка.
- Вики ты уже сказала, помнишь? Я просто хочу быть уверен, что подобная откровенность не была вызвана бредом или мыслью, что это последнее, что ты мне скажешь. Если ты не думаешь то, что говоришь, значит... Мне больше нечего здесь делать, - последние слова прозвучали, как угроза.
Нет, она не позволит ему.
Вики притянула вампира обратно.
- Как ты можешь? Господи, Генри, после всего, что нам пришлось вместе пережить. После... Неужели ты еще сомневаешься? - она была на грани срыва, - Я...
Генри обнял ее за плечи, его шелковый голос ласкал слух.
- Просто повтори, прошу...
- Генри, я ... я люблю тебя, черт возьми! Жить без тебя не могу. Все это время я считала себя сильным человеком, думала, что справлюсь, - слезы застилали ее глаза, - но я ошибалась. Ты — моя слабость, Генри. Из-за тебя я не могу рационально действовать, - ее губы дрожали, руки тряслись. - Когда Майк умер, я хотела сама сдохнуть, чтобы ничего не чувствовать... Когда я увидела тебя несколько дней назад, я снова обрела желание жить. А если ты еще раз выкинешь подобное, я самолично тебя убью! - девушка потянулась к его губам, запуская руки в его волнистую шевелюру. Фицрой обнял ее, чувствуя, как слезы радости катятся по щекам. Она действительно любит его. Вампир подхватил девушку на руки и понес в спальню. Виктория обняла Фицроя за шею, положив голову ему на плечо, слушая биение его бессмертного сердца.

*************************************************************************************************


The moonlight plays upon your skin
A kiss that lingers takes me in
I fall asleep inside of you
There are no words
There's only truth
Breathe in Breathe out
There is no sound
We move together up and down
We levitate our bodies soar
Our feet don't even touch the floor
And nobody knows you like I do
The world doesn't understand
But I grow stronger in your hands.
(Darren Hayes — Insatiable)


*********************************************************************

До рассвета оставалось всего полчаса, но вампиру не хотелось выпускать девушку из своих объятий. Она крепко спала, прижавшись к его груди. Генри погладил Вики по лицу, улыбаясь самому себе. Она, проснувшись от его прикосновения, тотчас же потянулась к нему губами.
- Генри, - позвала она, отрываясь от него, - ты ведь больше не уедешь? - спросила Виктория, играя с волосками на его груди.
- Никогда, - прошептал вампир.
Генри взял ее лицо в ладони, накрывая ее губы поцелуем вечной любви.
- Никогда...

Конец.



@темы: Фан-творчество, Корин Фэннел, Генри Фицрой, Вики Нельсон, Blood Ties

Комментарии
2009-05-22 в 12:15 

Cumberbitch/ "Be yourself, everyone else is taken." ~ Oscar Wilde/Richard!baby (c) Richard Speight jr
:hlop: :hlop: :hlop: Ох, дорогая, это прекрасно!!! :woopie:

2009-05-22 в 12:16 

Be the change you want to see in the world. (c)
Rosalie Cullen спасибо :squeeze:

2009-05-22 в 12:31 

Какой хороший хеппи-енд!)
Рокстон, моя благодарность за такой замечательный фик не имеет предела!:white:

2009-05-22 в 12:42 

Be the change you want to see in the world. (c)
hellmouth Рокстон каваится :wine:

2009-05-22 в 12:45 

Леди Рокстон, ну все теперь я хочу еще фиков))

2009-05-22 в 12:52 

Be the change you want to see in the world. (c)
hellmouth Будут, есть еще парочка в запасе))))

2009-05-22 в 12:54 

Леди Рокстон, всегда жду)
И как я раньше вобще не любила фанфики?)

2009-05-22 в 12:57 

Be the change you want to see in the world. (c)
hellmouth :D я тоже долго к ним привыкала))))

2009-05-22 в 13:01 

Наверно просто не цепляли)

Кстати, я тут заметила. В конце в больнице Корин говорит Вики ,что та была без сознания 3 дня) Потом идет заголовок "Спустя неделю", а затем сразу то ,что Вики пролежала в больничке 2 недели) Куда делись как минимум 3-4 дня?)

2009-05-22 в 13:13 

Be the change you want to see in the world. (c)
hellmouth да, это я из страой, черновой записи постила, а оно не редактится((((( придется так оставить

2009-05-22 в 13:22 

Ну здесть то можно поменять) поставить "прошло полторы недельки"))

2009-05-22 в 13:25 

Erynia
Be the change you want to see in the world. (c)
hellmouth нет, не меняется, не могу отредактировать

2009-05-22 в 13:36 

Почему? ты же вледелец сообщества) я могу отредактировать только последнюю запись) а предыдущую не могу)

2009-05-22 в 13:38 

Be the change you want to see in the world. (c)
hellmouth дает ошибку, именно из-за этого весь фик пришлось растащить по разным постам, не редактятся(((

2009-05-22 в 13:50 

глюки дайри(

2009-05-22 в 14:42 

Леди Рокстон

Очень, очень здорово, честное слово. Начинаю жалеть, что не обладаю талантами Генри: нарисовала бы по фику комикс :)
Маленькое замечание, просто уж очень бросилось в глаза:
"Генри остановился в шаге от врага, стреляя молниями из глаз. " Это как-то не по русски... В таком случае пишут что-то вроде "его глаза метали молнии".
А вообще, я бы даже сказала, талантливо. Даже побуждает отринуть лень и тоже отдань дань фанфикшену по КУ.

P.S. Если не возражаете, перейдем на "ты"?

2009-05-22 в 14:48 

Be the change you want to see in the world. (c)
Council_Lynx во-первых, давно хотела предложить перейти на "ты".Начинаю жалеть, что не обладаю талантами Генри: нарисовала бы по фику комикс
я представила какие бы могли картинки получиться:)
Маленькое замечание, просто уж очень бросилось в глаза:
бывает, особенно, когда строчишь главу за главой, даже после кучи проверок все равно проскальзывают глупые ошибки. К слову, фик не беченный, я сама)))
А вообще, я бы даже сказала, талантливо.
Большое тебе спасибо. Я очень рада, что понравилось)))) :kiss:

2009-05-22 в 16:12 

Cumberbitch/ "Be yourself, everyone else is taken." ~ Oscar Wilde/Richard!baby (c) Richard Speight jr
Леди Рокстон Тут все на "ты" переходят... ;-)
Еще раз перечитала все.... просто восхитительно... нет слов... талантище!!! :squeeze:

2009-05-25 в 12:47 

Erynia
Be the change you want to see in the world. (c)
Rosalie Cullen спасибо тебе :kiss:

2009-05-25 в 19:04 

I want something glowing and glistening. Something... effulgent.
Леди Рокстон Фуф, я вчера дочитала... Я постараюсь коротЕнько ;-)
:weep3: :weep3: :weep3: :weep3: :weep3: :weep3: :weep3: :weep3: :weep3: :weep3: :weep3: :weep3: :weep3:
Мда, месть порождает месть… Красиво, идеально продумано до мелочей, качественно. Шекспир, французский язык, переплетение человеческих (и не только) судеб – изысканно и затягивает. Блистательный, печальный, разъяренный Генри, измученная, но все такая же красивая и бесстрашная Вики. Прям ууух, как нямно!:vo::vo::vo: Никто другой так правдоподобно и проникновенно не напишет – только тот, кто жил и живет этим сериалом. Невозможно поверить - но я представляю, как легко тебе было писать. Слова сами лились, стоило только закрыть глаза и представить их… Я ведь права?;-)
Слезы навернулись, когда Вики заслонила собой Генри. Потом радовалась, когда Вики очнулась в больнице. И просто ревела, когда читала эпилог…
Кстати, а откуда цитата из 19-й главы?
:hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:

2009-06-04 в 16:01 

Erynia
Be the change you want to see in the world. (c)
Голди Кстати, а откуда цитата из 19-й главы?
a, это по каналу тв3 когда Узы показывали, в рекламе звучало. Вьелось в мозг:inlove:

2009-06-04 в 17:32 

I want something glowing and glistening. Something... effulgent.
Леди Рокстон Ясненько, классная фраза:inlove:

   

Peter Mohan's Blood Ties

главная