11:29 

Фанфик: "We'll meet again" (NC-17)

Be the change you want to see in the world. (c)
www.diary.ru/~pm-BloodTies/p69864385.htm


Глава третья

Ванкувер. Пентхаус на Мэйн стрит. Наши дни.

- Боже милосердный, Вики?! - казалось, время остановило свой бег, грани между реальностями стерлись. Вампир все еще не мог поверить, что перед ним, на холодном полу, лежит именно она. Генри посмотрел в потолок, чувствуя, как предательские слезы наползают на глаза, катятся по мертвенно-бледным щекам. Фицрой прислушался, закрывая сознание от посторонних звуков: ее сердце билось, стучало, как сумасшедшее.
- Все будет хорошо, любимая, - прошептал Ричмонд.
Генри не мог не отметить, что Виктория, не смотря ни на что, была по-прежнему прекрасна. Темные джинсы идеально сидели на ее округлых бедрах, подчеркивая стройность фигуры, а Levis-ы* дополняла его любимая черная сорочка с глубоким, дразнящим вырезом. Та самая…
Ее некогда светлые, пченичного оттенка волосы пропитались насквозь кровью, которая уже стала местами подсыхать. Одежда тоже была вся в крови. И эти точки на шее…
Генри взял Вики за руки и втащил в комнату. Стараясь не смотреть на продолговатый кровавый след, оставляемый ее телом и напоминающий о голоде, он захлопнул ногой дверь. Пока Фицрой тащил ее, сорочка задралась вверх, под грудь, обнажив ее подтянутый, рельефный живот. Генри отвернулся, но даже одного взгляда на эту обнаженную полоску ее тела было достаточно, чтобы пробудить в нем дикое, неконтролируемое желание. Вампир непроизвольно облизался, но, вовремя спохватившись, прикусил губу. Боль отрезвила его, а вкус собственной крови во рту успокоил жажду.
Генри поднял девушку на руки и бережно уложил на диван. Снова прислушался: ее сердцебиение практически восстановилось. Вики дышала ровно, как и следует любому нормальному человеку. Ричмонд был в замешательстве: девушка, из-за которой он изменил своим принципам, уехал, бросив свое уютное гнездышко, не подавала никаких признаков жизни, если бы не тяжело вздымающаяся грудь. Что же с ней такое произошло? И почему у него появилось это странное, необъяснимое чувство, словно он упустил из виду нечто важное, какую-то незаметную деталь?
Генри схватил со стола мобильник и набрал хорошо известный номер.
- Огастос, что произошло? - проревел вампир.
В ответ — молчание.
- Огастос!!
- Генри, я собирался звонить, - раздался в трубке печальный голос. - Грег вел за Мисс Нельсон слежку... Два дня назад он видел ее в компании одного француза. Они поужинали вдвоем в ресторане, потом он проводил Викторию до дома... Утром она не вышла на работу. Мисс Феннэл искала ее везде, где она могла бы появиться. Даже заглянула на квартиру покойного детектива Селуччи, но так и не нашла. Она исчезла, Генри, испарилась.
Конечно, Вики исчезла. Ее не было в Торонто. Она была в Ванкувере, лежала на его диване в бессознательном состоянии.
- Опиши мне француза, - еле выдавил Генри.
- Высокий, светлые волосы, зеленые глаза, длинноватый нос, - начал перечислять он.
- Достаточно, спасибо, - Генри отсоединился.
Прошлое снова пробежало перед глазами, заставив содрогнуться от липкого ужаса.
Вот он поворачивается, чтобы покинуть поместье Ланфэн, как вдруг его окрикивает Марсель.
- Мы еще встретимся, - шепчут его окровавленные губы. - Я найду тебя, Анри, - зеленые глаза смотрят на вампира из под свалявшихся в колтуны белокурых волос...
Генри глубоко вздохнул. Образы давнего прошлого исчезли, окончательно убедив Ричмонда в своей правоте: Марсель Ланфэн вернулся спустя почти пятьсот лет, чтобы выполнить свою угрозу. Отомстить за себя и Люсиль…
В эту самую минуту Генри подумал, что смерть от руки Астарота была бы не так страшна, как та участь, которую уготовил помещик Ланфэн им обоим. Фицрой знал, что мститель не остановится на этом, постарается сделать ему как можно больнее и только потом убьет. Нет, Марселю даже не потребуется самому убивать его: Фицрой сам захочет смерти.
Генри еще раз посмотрел на Вики, затем взял из ванной тряпку, ведро воды и вышел в коридор ликвидировать следы недавнего преступления: вампир прекрасно понимал, что если его заметут, тогда Вики уже никто не поможет…
Вода в ведре окрасилась багровым цветом, а надпись на двери постепенно исчезала.
Когда Генри вернулся в квартиру, то первым делом подошел к девушке. Вики зашевелилась, затем медленно открыла глаза, поморщилась и отчетливо сказала.
- Сукин сын.
Генри подавил улыбку: эти самые слова она когда-то произнесла, лежа на похожем диване, при их первой встрече…


Продолжение следует…

Levis* - известная фирма, изготовляющая американские джинсы. (прим. автора)

Глава четвертая

Торонто. Полгода назад.

Когда за Генри захлопнулась дверь, она растерялась. На минуту Вики показалось, что все это происходит не с ней, а с другой Вики Нельсон — из параллельной вселенной. И девушка была готова поверить в этот спасительный бред, учитывая события последнего года. Но отрезвляющее прикосновение Корин, на лице которой читалось искреннее сочувствие, разбило вдребезги эту зыбкую надежду. Генри ушел и больше не вернется. НИКОГДА. Майк тоже ее оставил: не будет больше счастливого воссоединения и совместных расследований за вредной китайской кухней. Все это в прошлом. Потому что она не сделала выбор. Трудный выбор, бесспорно, практически невозможный. Но в том-то и дело, что “почти”.
Первый месяц был ужасным: бессонные ночи, страшные кошмары об Астароте, который завладел миром и ее душой... Просыпаться в холодном поту и в слезах — стало привычным делом.
А потом все закончилось: несколько заклинаний, очищающий ритуал... Вики смотрела, как метки на руках тускнеют, и не верила своим глазам, при том, что причина не доверять своему зрению у нее была. Девушка даже прочистила стекла, но, водрузив очки обратно на переносицу, поняла, что демонические татуировки действительно покинули ее, тем самым нарушая исходный ритуал и обрывая ее связь с демоном. Позднее, Вики прочитала в газетах, что на на одной из улиц Торонто замертво упал мужчина лет сорока, которого позднее опознали, как отца Кассиоли.
Нельсон решила, что теперь можно попытаться наладить отношения с Майком, который успешно вернулся на работу. Или даже... Нет, она не должна думать об этом. Найти, нет, попытаться разыскать Генри. Мысли не давали ей покоя, сворачиваясь, как гадюки, у нее в голове. Вики боялась: стоит начать поиски, дать себе малейшую надежду, и она пропала. А что если она не сможет найти его? Зачем обнадеживать себя?
А потом умер Майк. Погиб на задании. Вики заперлась в офисе, отключила трезвонящий телефон (наверняка это звонила обеспокоенная Корин) и не выходила оттуда сутками. В голову лезли дикие мысли и безумные идеи, но девушка ограничилась несколькими порезами на ладони. Слезы текли из глаз, смешивались с сочащейся из надрезов кровью и попадая в открытую рану, заставляли кожу пощипывать, как от прижигания йодом. Именно эта отрезвляющая боль напоминала ей, что она все еще жива...
“Генри, неужели ты не понимаешь? Ты нужен мне, черт возьми! Вернись. Проклятье!”
Прошло почти полгода. Нельсон потихоньку пришла в себя, оживилась и даже начала брать новые дела. Порезы на руке затянулись, зажили, но в груди по-прежнему зияла душевная рана. Для посторонних Вики имела вполне сносный вид. На самом же деле “ледышка” Нельсон страдала. С горя, девушка стала заводить короткие, ничегонезначащие романы. Кавалеров было немного, да и те менялись каждую ночь. Вики усмехалась про себя: “А ведь начинаешь становиться похожей на него, Нельсон”. Она никогда не произносила его имени вслух, по крайней мере старалась избегать этого.
Естественно, никто не знал, что справадив очередного аманта*, Вики шла в ванную, где в течении часа принимала расслабляющую ванну. Чувствуя, как теплые струи воды стекают по ее телу, лаская пылающую кожу, она начинала плакать. Беззвучные рыдания душили горло, не давая сделать вдох. Вода смывала эти единственные проявления слабости, о которых не знал никто, даже верная помошница Корин.
Вечером Вики садилась на диван, поджимая под себя ноги и укрываясь пледом. Наливала в фужер вино и жадно пила, чувствуя, как постыдные слезы снова ищут выхода, раздражая и без того воспаленные глаза. Задумчиво проводя пальцем по ободку пустого бокала, Вики слушала мелодичный звон хрусталя и вспоминала о том, другом вечере... Может и сейчас она почувствует легкий, почти неуловимый порыв ветра, который всколыхнет ее волосы, закружит пряди в пламенном танце. Газеты, лежащие на столике, с тихим свистом поднимутся в воздух и осядут на полу. Генри предстанет перед ней, улыбаясь своей коронной, очаровывающей улыбкой, подойдет так близко, что у нее запылают щеки, и прошепчет.
- Вики…
Когда к ней в офис пришел обаятельный француз, с просьбой проследить один банковский счет, Вики и не подозревала, что у них может быть роман. Что такой мужчина, как Марсель, захочет ее — полуслепого частного детектива не первой свежести.
Не удивилась она и тому, что он предложил вечером вместе поужинать: клиенты часто приглашали ее на деловые встречи в ресторанах. Во время трапезы Марсель вел себя, как истинный джентльмен: отодвинул стул, помог снять пальто. И хотя говорили они исключительно о делах, Нельсон чувствовала себя героиней сказки про принцессу, которую полюбил прекрасный принц.
Марсель проводил ее до дома. Сама не зная почему, девушка предложила ему зайти. Француз охотно согласился. Как только дверь захлопнулась, клиент впился в ее губы с такой силой, что она чуть не задохнулась. Избавляясь на ходу от мешающей одежды, они оказались в ее кровати. Марсель целовал ее шею, опускаясь ниже, к выступающим ключицам. Каждое его прикосновение обжигало ее кожу, заставляя тихо стонать от удовольствия. Пора было признать: ее клиент — искусный любовник, лучший из тех, с кем ей доводилось встречаться. Вики уступила ему, чувствуя, как он полностью лишил ее воли. Девушка изогнулась в его объятии, раскинув в стороны ноги. Марсель, зловеще улыбнувшись, склонился над ней. Боль — легкая, отрезвляющая, только сильнее ее возбудила. Вики почувствовала, как по внутренней стороне ее бедра что-то течет. Липкое, противное. Чувствуя, что слабеет, она вдруг поняла одну важную вещь: у ее клиента-любовника не было сердцебиения. А потом девушка почувствовала в своем теле его острые зубы, и темнота заволокла разум….

амант* - amant – любовник (перевод с французского)

Продолжение следует…

Глава пятая


Ванкувер. Пентхаус на Мэйн стрит. Наши дни.

- Сукин сын.
Вики медленно распахнула глаза, вынырнув из непроглядной темноты. Сощурившись от яркого света, девушка попыталась разглядеть лицо склонившегося над ней человека. В расплывающихся образах мелькнуло что-то отчаянно знакомое. Нельсон постаралась сосредоточить взгляд на его лице, но глаза заслезились от такого напряжения. Внезапно, что-то холодное коснулось ее лица, заставив вскочить с места. А потом, сквозь нахлобученную шапку прорвался голос.
- Вики…

**************************

Генри склонился над девушкой, легонько касаясь ее щеки ладонью. Вики резко села на диване и попятилась в угол.
- Вики, успокойся. Это я, - он попытался смягчить голос, в котором по-прежнему были слышны нотки отчаяния и злости. - Вики, - теперь его холодные руки держали ее за плечи.
Девушка широко раскрыла глаза (вампир сразу подметил, что изумруды за эти полгода порядком потускнели ), пытаясь сфокусировать взгляд на его лице, а потом тихо спросила.
- Генри? - в ее голосе звучала неприкрытая радость.
- Да, Вик.
- Что ты делаешь в Торонто? - в глазах девушки читалось подлинное изумление.
Вампир вздохнул.
- Мы не в Торонто, Вики.
- Где тогда? - ее голос тоже изменился, стал более хриплым: как предположил Ричмонд - результат продолжительных рыданий. Вопрос — по кому?
- Ванкувер.
Девушка попыталась встать, но испытав сильное головокружение, упала прямо на Фицроя.
- Прости, как видишь, мое состояние за полгода только ухудшилось, - пробормотала смущенная неловкой ситуацией Вики.
- Глупости, тебе просто нужны очки, - Генри наверняка улыбнулся.
- Генри, - она помедлила, - а как я здесь оказалась?
Вампир явно расстроился.
- Ты ничего не помнишь? - он расчитывал, что, очнувшись, Вики прояснит ситуацию. Как оказалось — зря.
- Я помню, как ты ушел и Майк…, а потом, - слезы покатились по щекам, - потом были мужчины и, - ее лицо исказилось в ужасной гримасе, - Марсель. Чертов ублюдок! Где он? - она посмотрела на Генри, растирая руками глаза.
- Я не знаю. Вики, как ты себя чувствуешь? - обеспокоенно поинтересовался Фицрой.
- Нормально. Только немного голова кружится.
- Немного? - вампир был удивлен.
- Этот урод — кровосос, - бормотала девушка. - Вцепился мне в бедро, я даже сначала не почувствовала, - Вики запнулась: неужели, она сказала это вслух?
- Я должен знать, Вики, - она не видела его лица, но знала, что он обеспокоен, расстроен и смущен, - каким образом Ланфэн получил доступ... ээ, к твоему бедру?
Вики смутилась и тактично промолчала. Он понял.
- Прости, я не должен был спрашивать, - Генри закатил глаза, чувствуя нарастающую ярость. - Марсель — вампир, такой же взрослый, как и я. В отличии от меня, он, видимо, может воздействовать на тебя.
- Наверное, - тихо согласилась девушка, стараясь не смотреть ему в глаза.
Посмотрев на нее, Генри, пытаясь унять дрожь, спросил.
- Ты, наверное, захочешь принять душ. Смыть с себя все это, - девушка проследила за его рукой и увидела расплывчатые красные пятна на одежде и коже, возле груди.
- Мразь, - она провела рукой по брюкам, и та окрасилась в красный цвет.
- Вики, я не знаю, что произошло, но что-то не дает мне покоя. Не вяжется все это. - Генри встал и начал мерить шагами комнату.
- Что именно тебя не устраивает? Мое присутствие? - она язвила, стало быть все в порядке.
- Кровь. Ты вся в крови, по идее должна была умереть от такой обширной кровопотери, но ты в порядке, за исключением некоторых... мест, - Генри снова смутился.
- К чему ты клонишь? - начала злиться девушка.
- Вики, это глупо. Если вампир пил твою кровь, то каким образом она оказалась вся на твоей одежде? Единственное объяснение, которое я вижу... Он выплюнул ее на тебя.
Впервые за все это время она рассмеялась.
- Фицрой, что ты несешь? Зачем вампиру делать это?
- Я не знаю, - он склонился над ней, стал нюхать ее кожу.
- Опять ты за старое? В чем дело? Генри?!
Вампир втягивал носом ее запах, пытаясь сосредоточиться. Генри дважды пил ее кровь за это время и ее запах и вкус не мог бы спутать ни с каким другим. Особенно, на таком близком расстоянии. Оторвавшись от ее кожи, под вопросительные взгляды девушки, он прошептал.
- Вики, это не твоя кровь.
Ее глаза расширились от удивления.
- В каком смысле — не моя?
- Я знаю твой запах, - еле выдавил из себя вампир, на лице которого снова появилось испуганное выражение. - Эта кровь принадлежит другому человеку, - Генри подошел к окну, за которым начало подниматься солнце. - Вопрос — кому именно?

Продолжение следует...

Глава шестая

Ванкувер. Пентхаус на Мэйн стрит. Наши дни.

Стоя под водой, Вики остервенело терла свое тело. Пытаясь побороть приступ тошноты, девушка смывала въевшуюся в кожу липкую кровь. Мысли расползались, отказываясь собраться в единую кучу. Она в Ванкувере. И Генри — тоже. Все это время был здесь. Так близко, но одновременно так далеко. Вики нагнулась, чтобы рассмотреть бедро, хотя прекрасно знала, что даже если бы была в очках, увидела бы две точечные ранки с внутренней стороны. Верно, девушка не видела их, но чувствовала ноющую боль, разливающуюся по всему телу. Падонок!
Она подставила под струи воды свое окровавленное лицо, чувствуя, как на глаза наворачиваются непрошенные слезы. Вики медленно сползла по стене на пол, закрывая лицо руками. Прижавшись к белоснежному кафелю, обхватив колени руками, Вики беззвучно плакала, отдавшись эмоциям. Генри действительно сидел сейчас в соседней комнате. Ей это не померещилось.
А вода все текла и текла…

********************************************

Генри в ужасе метался по квартире, пытаясь понять, что произошло. Кто еще пострадал из-за совершенной им в далеком прошлом ошибки?
Когда Вики вышла из ванной, кутаясь в его банный халат, вампир невольно улыбнулся. Девушка дрожащими руками запахивала его на груди, смущенно улыбаясь. Фицрою не обязательно было подходить близко, чтобы понять, что под халатом на ней ничего не было надето. Вики, щурясь от света, встала в дверях, пытаясь разглядеть проход.
Вампир подбежал к девушке, помогая пройти в комнату, и бережно усадил на диван. Нельсон выглядела такой беспомощной без своих очков и дубинки, что Фицрою захотелось ее обнять, приласкать, утешить. Компенсировать эти впустую потраченные полгода. Какое интересное слово “компенсировать”. Сколько смысла можно вложить в эти несколько слогов.
- Г-Генри, - девушка помедлила, - я думаю, мне нужны очки. Чувствую себя курицей. Почти ничего не вижу, даже твое лицо, - она подняла на него свои печальные глаза. - И мне страшно. Я боюсь, Генри.
“Браво, Нельсон. Вот ты и выдала свой самый страшный секрет. Постыдную тайну. Вики Нельсон может испугаться. И может рассказать об этом ему. И еще кое-что. Сейчас ты ему скажешь”.
- Вики, - вампир обнял ее, затем, немного поколебавшись, поцеловал.
Когда его умелые, сильные руки стали путешествовать по ее трепещущему телу, она не отпрянула, не съязвила, как обычно, чтобы остановить его действия. Не отрываясь от ее губ, вампир слушал, как успокаивается ее сердцебиение, как она поддается ему.
Внезапный звонок нарушил идиллию.
- В чeм дело, Генри? - Вики вопросительно посмотрела на него.
Вампир ничего не ответил, просто откинул крышку мобильника и включил громкоговоритель.
- Reçu le souvenir, Henry?* - Вики сразу узнала этот голос. Бархатный, но в то же время полный ненависти и злобы.
- Salope!** - Генри ответил на том же языке. Вики теперь не сомневалась, что это был французский.
- Bien,*** ты так глуп, Анри, - Марсель насмехался над Ричмондом, намеренно перейдя на английский, чтобы Вики понимала их разговор.
- Что тебе надо, Ланфэн? - проревел Генри.
- Все просто. Будем играть. Ты у нас теперь писака этих книжек с картинками, личность известная. Грехи, значит, искупляешь? Не терпится вывалять тебя в грязи, смешать с дерьмом твое незапятнанное имя.
- О чем он, Генри? - Вики посмотрела ему в глаза, требуя ответа.
Ланфэн громко рассмеялся в трубку, в предвкушении.
- Почему бы тебе не рассказать Виктории, что ты сделал? А она тебе расскажет, что с ней сделал я, - француз усмехнулся, заставив Фицроя сжать трубку так сильно, что та чуть не раскололась. - Скажи ему, Вики, признайся, что это был лучший секс в твоей жизни.
- Заткнись, падаль, - Фицрой вышел из себя. - Вики, что…?
- Да ладно тебе, Анри. Только не говори, что ни разу не завалил ее, благородный ты наш виконт де Шаньи.
- А ты — призрак? - Генри был в ярости и уже не контролировал себя.
- Возможно. А Виктория у нас мадемуазель Дайе,**** - усмехнулся Ланфэн.
- Чего ты хочешь? - сквозь сжатые зубы повторил Фицрой.
- Сыграем в игру, Анри. Она называется: “Угадай, кто из твоих друзей пошел на корм вампиру?” - Ланфэн выдержал паузу, слушая, как эти слова доставляют вампиру невносимые мучения, затем еле слышно прошептал.
- Уж если ты разлюбишь — так теперь,
Теперь, когда весь мир со мной в раздоре.
Будь самой горькой из моих потерь,
Но только не последней каплей горя...*****
- Еще увидимся, Анри, - француз отключился.
Генри с минуту смотрел на молчавшую трубку, затем швырнул ее в дальний угол комнаты. Пластмасса раскололась, кусочки разлетелись по всей гостиной.
Глаза Генри остекленели от поразившего его горя: вампир рухнул на колени и зарыдал...

Продолжение следует...

Reçu le souvenir, Henry?* - Получил мой сувенир (подарок), Анри? (перевод с французского)

Salope!** - мерзавец, негодяй (перевод с французского)

Bien*** -хорошо, ладно (перевод с французского)

**** Ланфэн играет известными именами — персонажами всемирноизвестного мюзикла Эндрю Ллойда Веббера Призрак оперы. Фишка в том, что сам мюзикл берет начало от одноименной готической повести, написанной французским писателем Гастоном Леру. Не удивительно, что Ланфэн так хорошо знаком с мюзиклом и его героями.

***** Суть этих слов будет целиком разъяснена в последующих главах.


Глава седьмая

Торонто. 1977-ой год.

- Эй, Фицрой, - за ним бежал его однокурсник, Дэниэл Бернс, - постой!
Он нехотя остановился.
- В чем дело, Бернс? - устало поинтересовался Генри.
Дэниэл расплылся в загадочной улыбке.
- К нам перевели нового препода. Народ с утра трещит. Ей тридцать с чем-то лет, но такая... Слушай, Фицрой, как думаешь, у меня есть шанс? - Дэниэл выпятил вперед грудь и вытянул шею.
- Не знаю, - раздраженно ответил Генри. - Кто она?
- Профессор Сагара. Гм? Сагара, - Бернс задумчиво почесал затылок. - Она у меня с куревом ассоциируется.
“Идиот”, - подумал Фицрой, но вслух сказал совсем другое.
- Сагара означает “море”. У фамилии индо-пакистанские корни, - терпеливо объяснил он.
- Слушай, Генри, откуда ты все это знаешь? - Бернс был явно недоволен превосходством Фицроя.
Первым порывом Генри было сказать “поживи пятьсот лет и узнаешь”, но потом он передумал. Зачем выдавать свою тайну, даже в шутке, такому ненадежному человеку, как Дэниэл?
- Я много читаю, - сказал он вслух.
Дэниэл покачал головой.
- Запомни, не делай так больше. Какая девчонка захочет встречаться с ботаником, вроде тебя?
Увидев, что приятель не реагирует, Бернс добавил.
- Ладно, не дуйся, - он примирительно ткнул его кулаком в плечо, при этом Генри испытал жгучее желание двинуть придурку по-настоящему.
- Еще только восемь вечера. Что делать будем? Гульнем?
- У меня дела, - проворчал Фицрой.
- Тогда до завтра, зубрила, - Дэниэл оскалился, потом развернулся и убежал.
Генри, пытаясь сдержать накипевшую ярость, двинулся в сторону кампуса. Тяжело вздыхая, он посмотрел на часы: восемь. Бернс был прав, а значит — пора ужинать. Поймав пробегавшую мимо студентку, он привлек ее своим очаровывающим взглядом. Девушка расслабилась, поддавшись обаянию Фицроя, и обмякла в его объятии. Заведя ее за угол, Генри склонился над шеей девушки, чувствуя дикую жажду. Выпустив клыки, прокусил бьющуюся жилку и стал жадно пить. Когда все закончилось, Генри промыл ей мозги и отпустил прочь. Еще раз вздохнув, он подумал, что посещать вечерние курсы при Йоркском университете, не такая уж и хорошая идея, если ты вампир. И если выглядишь на двадцать с небольшим, совсем не обязательно состоять при каком-либо учебном заведении. Завтра он пойдет к декану и скажет о своем решении. Завтра.

*****************

Элизабет Сагара успела привыкнуть к вечно галдящим студентам, занятым чем угодно, только не лекцией. Труднее было заставить этих лодырей вести себя прилично, а то некоторые, забыв о гранях, лезли чуть ли не целоваться. Глядя на то, как последовавшее за ней поколение отказывается читать литературу, или хоть как-то утруждать свой мозг, женщина вздыхала. Всего десять-пятнадцать лет разницы — и нате вам: совершенно новый вид.
Заходя в аудиторию, женщина с опаской осмотрелась. Сидящие за партами студенты выглядели поспокойнее вчерашних. Но как только она прошла внутрь, один из них выкрикнул, не стесняясь.
- Ух ты, какие буфера!
Сагара проигнориривала адресованный ей “комплимент” и заговорила с залом.
- Я профессор Сагара. Буду читать у вас курс по религоведению. Но для начала, - она подошла к доске и стала писать.
Студенты вытянули шеи, чтобы рассмотреть написанное. Женщина отошла от доски и снова обратилась к слушателям.
- Кто может сказать, откуда вот эти строчки?

< div align="center">Then hate me when thou wilt; if ever, now;
Now, while the world is bent my deeds to cross,
Join with the spite of fortune, make me bow,
And do not drop in for an after-loss:*

По залу пронеслись возбужденные шепотки, но никто не изъявил желания ответить. Профессор вздохнула: как она и думала — новое поколение. Но тут из задних рядов в воздух взметнулась рука.
- Прошу вас, - женщина ожидала услышать очередную пошлость в свой адрес, но тут относительную тишину прорезал мягкий, обволакивающий голос.
- Шекспир. Отрывок из сонета номер 90. Но будьте любезны, профессор, объясните, пожалуйста, какое отношение имеет поэзия великого английского писателя к нашему предмету?
Сагара была потрясена.
- Никакого, - женщина улыбнулась, пытаясь разглядеть обладателя чудного голоса. - Ваше имя?
- Фицрой, мэм, Генри Фицрой, - из-за спины рыжеволосой студентки, которая отрешенно грызла колпачок от ручки, вынырнули бездонные голубые глаза и темные, вьющиеся волосы.

***************************

Торонто. Полгода назад.
- Я уезжаю, - вампир был явно чем-то расстроен.
- Полагаю, ты заехал попрощаться? - Сагара грустно улыбнулась
- Ты правильно полагаешь.
- Все дело в Вики, - она не спрашивала, просто констатировала очевидное. - Ты любишь ее, Генри, ведь так?
- А это имеет значение? - Фицрой был на грани. - Да, люблю, черт возьми, и я уверен, что она меня — тоже. Но Виктория никогда не признает этого, Бэтти. Она готова закрыть глаза на все, но не сказать об этом. А еще есть Майк — детектив Селуччи. Она затрудняется сделать выбор. - Генри отвернулся к окну.
- Генри, - женщина нежно коснулась его лица ладонью, оборачивая его к себе, - дай девушке время. Она должна принять тебя и мир, в котором ты живешь. А это нелегко.
- Ты сразу приняла и меня и мой мир, - вампир отвел глаза.
- Ошибаешься. Мне было очень трудно, поверь. В день, когда ты мне открылся, я не могла спать, мне снились кошмары о твоей сущности. И мне было страшно.
Вампир улыбнулся, вспоминая события тех лет. Обняв женщину, он прошептал.
- Я верю тебе. И никогда не забуду. Ведь:
Уж если ты разлюбишь — так теперь,
Теперь, когда весь мир со мной в раздоре, - он замолчал.
- Будь самой горькой из моих потерь,
Но только не последней каплей горя, - подхватила Сагара, чувствуя слезы на лице.
Дверь хлопнула. Фицрой ушел. Возможно, она его больше не увидит.



Продолжение следует...

* Это действительно отрывок из шекспировского сонета. Наиболее удачным переводом на русский считается вариант С. Маршака.
Уж если ты разлюбишь — так теперь,
Теперь, когда весь мир со мной в раздоре.
Будь самой горькой из моих потерь,
Но только не последней каплей горя..

@темы: Blood Ties, Вики Нельсон, Генри Фицрой, Корин Фэннел, Фан-творчество

Комментарии
2009-05-20 в 12:30 

Когда прода будет?)

2009-05-20 в 13:34 

Be the change you want to see in the world. (c)
hellmouth завтра, может сегодня ночью))))

2009-05-20 в 13:36 

сегодня ночью)

2009-05-20 в 15:34 

Леди Рокстон
Мой любимый Шекспировский сонет :)

Очень интересная история, но, как Вы верно сами аметили, отход от оригинальных характеров чувствуется: они здесь уже более... романтические, что-ли. А Вики и Генри личности очень зрелые и чертовски трезвомыслящие, за что я их и люблю. ну и, за юмор, конечно :) Особенно у Вики: умение шутить чуть ли не на пороге Армагеддона - бесценное качество, ИМХО.
Интересно, что-то будет дальше :)

2009-05-21 в 11:23 

Be the change you want to see in the world. (c)
Council_Lynx мой тоже. Хотя сонет я тут скорее по смыслу подбирала))))
да, вы правы, просто когда история развивается не в рамках сериала, а после него, я придумываю целый новый мир и развиваю отношения по-своему)))) юмор тоже бывает, но не здесь, не в таком ангстово-драматичном фике. Вот в ордене было легче, потому как он происходил в первом сезоне, было где развернуться именно по-сериальному)))) участок, Селуччи, ревность и все такое и неопределенный выбор. А тут, только мое видение. К слову в фике "Я буду помнить тебя" тоже целиком выдуманная база)))

   

Peter Mohan's Blood Ties

главная